Поэзия Томаса Худа

Томас Худ (1798 – 1845) 

Упоминая этого поэта, обычно отмечают такую особенность его творчества: современники считали Томаса Худа первым поэтом социального протеста, а в памяти потомков остались некоторые его юмористические стихотворения. Что ж, у каждого времени свои вкусы и предпочтения.

Песнь рубашке

С усталыми пальцами,

С веками красными

Иголкой и ниткой работала

Женщина с неженской яростью –

Шить, шить, шить!

В бедности трудно жить! –

Словно печальный крик

Песня рубашке звучала!

 

Труд! Труд! Труд!

Пока не пропел петух

Труд! Труд! Труд!

Пока свет звёзд не потух!

О, это же рабство,

Как рабство у мусульман,

Для женщин такое же варварство

Работа на христиан!

 

Труд! Труд! Труд!

Рассудок пока не угас.

Труд! Труд! Труд!

Пока не закрыл сон глаз!

Шов, вставка и клин,

Вставка, тесьма и шов,

Пока ещё я не уснула над ним

Должен он быть готов!

 

Мужчины, сестёр любите!

Любите жён, матерей!

Не так, как одежды льняные,

Но так, как живых людей!

Шить, шить, шить!

В бедности трудно жить!

Я же когда-нибудь ниткой двойной

Вам саваны буду шить.

 

Опять говорю о Смерти?

Меня испугать не может

Костлявый ужасный призрак,

Она на меня похожа,

И я на неё тоже.

Несу я такую тяжесть,

Что стали дешевле хлеба

Кости мои и кожа!

 

Труд! Труд! Труд!

Он бесконечно долог.

А что за него достаётся мне?

Лохмотья и хлеба корка,

Дырявая крыша и голый пол,

Сломанный стол и стул.

На тень свою на голой стене

Я стала уже похожа!

 

Труд! Труд! Труд!

Ненастной осенней порой.

Труд! Труд! Труд!

И в летний жаркий зной,

Когда на карнизе ласточка,

Сидя в гнезде не яйцах,

Греет на солнышке спину,

Смеётся она надо мной.

 

О, мне бы сейчас отдохнуть,

Цветов прекрасен запах!

Мне бы в небо взглянуть,

Ногой почувствовать травы.

Вернуть хотя бы на миг

Всё то, к чему привыкала,

Когда могла свободно гулять

И этого горя не знала.

 

О, час хотя бы один!

Отдыха самую малость!

Блаженство надежды теперь позади,

Одно только горе осталось!

Из сердца рвётся наружу плач,

Должна его удержать.

Остановитесь, слёзы мои,

Не смейте шитью мешать!

 

Клин, вставка и шов,

Шов, вставка и клин,

Труд! Труд! Труд!

Похож на работу машин,

Железных машин, машин паровых.

Там, где Мамона всевластна,

Безумною я становлюсь уже,

И сердце моё несчастно. –

 

С усталыми пальцами,

С веками красными

Иголкой и ниткой работала

Женщина с неженской яростью –

Шить, шить, шить!

В бедности трудно жить! –

Словно печальный крик

Песня рубашке звучала!


Один из мостов Кембриджа (через реку Кем) назван по аналогии со знаменитым Венецианским «Мост вздохов». Почему именно этот разделил судьбу Венецианского? Об этом можно только догадываться.

Мост Вздохов

Какая случайность

Приблизила смерть

И жизни несчастной

Трагичный конец?

Её пожалейте,

Юна и стройна,

Заботы последней

Достойна она!

 

Видите – плавает

Словно бы в саване,

Не осуждайте её.

С уважением

К ней прикоснитесь

Без отвращенья,

 

Не порицая,

Не упрекая.

Мягко и бережно.

С жизнью рассталась,

Также осталась

Нежной и женственной.

 

В чём же причина

Этой кончины,

Бунта напрасного,

Глупого, смелого.

Смерть её сделала

Только прекраснее.

Не пробудить её,

Бедную женщину,

Чисто омытую

Течением медленным.

 

Локоны длинные

Уложены гребнем,

Цвет их каштановый.

Как же всё странно,

Где её дом?

 

Кто был отец её?

Кто была мать её?

Были ли братья?

Были ли сёстры?

Кто-то любил её,

Тот, кто ей милым был,

Где он сейчас?

 

Поздно с усердием

Звать милосердие.

Где же оно?

Здесь, в этом городе,

Нету его.

 

Сёстрам и братьям,

Батюшке, матери

Было предчувствие

Сердцем почувствовать

Это падение,

Высшим решением

Неотвратимое.

 

Много огней горит,

Свет их в воде дрожит

И там, и тут.

Окон зашторенных

Множество в городе.

Здесь не нашла она

Ночью приют.

 

Ветер мартовский

Тёмный и трепетный.

Здесь между арками

Течение медленно.

Смерть, будь довольна,

Жизни история

Вмиг оборвалась.

С миром ужасным

Смело рассталась.

 

И утоплению

Нет объяснения –

Скрыла его река.

Это конец её,

Шаг роковой её.

Вы, бессердечные,

Не осуждайте её,

Если вы сможете!

 

Её пожалейте,

Юна и стройна,

Заботы последней

Достойна она!

 

Эти конечности

Окоченевшие,

Бывшие нежными,

К жизни вернуть нельзя.

Только блестят глаза,

Взгляд их слепой!

 

Ужас застывший,

Разум смутивший,

Полны отчаяния,

Полны страдания.

Страх перед будущим,

Мрак убивающий

Вынудят к дерзости.

Холод жестокости

Жжёт до безумия –

Всё позади.

Молитву прочтите,

Руки сложите

Ей на груди!

 

Тем, кто по слабости

Грех совершает,

Милость Спасителя

Грех отпускает!