Вопреки судьбе. Часть 2. Глава 2

Последние сомнения

Увы, разрешены.

Не будет примирения,

А торжество войны!

 

Назад отсчитаем примерно

3200 лет.

Такой, как и ныне, наверно,

Над Троей вставал рассвет.

 

Рассвета приятна сладость,

День новый за ним грядёт.

Всегда ли несёт он радость?

Беду за собой ведёт?

 

Придётся признаться не ложно,

Что разным бывает рассвет,

Он тоже бывает тревожным,

Окрасившись в красный цвет.

 

Пока что не ярки краски…

Там в сумраке кто бредёт?

Это Гектор Троянский

Вышел из Скейских ворот

 

Покажется, может быть странным,

Сейчас что он ищет здесь?

Приходит на берег Скамандра –

Река там такая есть.

 

Туман над водою стлался,

Был влажен речной песок,

Навстречу ему поднялся

Реки этой местный бог.

 

-Ты снова пришёл, приятель,

На берег к моей воде?

Приходишь всегда ты кстати,

Я рад тебя видеть здесь.

 

Я вижу – тебе не спится?

Я тоже не спал эту ночь.

Спокойно вода струиться,

Но сон отлетает прочь.

 

Ну, что же, приятель милый,

Тревога у нас одна,

Собрал враг огромную силу,

Уже началась война.

 

- Я рад тебя видеть тоже,

Тревога у нас одна.

Да,скоро закончиться может

Звенящая здесь тишина.

 

Ты помнишь весёлый и звонкий,

Звучащий здесь детский смех,

Когда я ещё ребёнком

Купался в твоей воде?

 

Но громче ребячьего смеха

Раздастся оружия звон,

Запомнит ли местное эхо

Мужчин умирающих стон?

 

-Прекрасны здесь пляжи и плёсы

Тут женщины мыли бельё,

И воду несли водоносы,

Домой запасая её.

 

Когда день, пылающий жаром,

Прохладою вечер менял,

Гуляли влюблённые пары,

И ты здесь с невестой гулял.

 

Но скоро военные трубы

Призывно и грозно взревут,

Здесь скоро кровавые трупы

По волнам моим поплывут.

 

- Придётся признаться не ложно,

Хотя тяжело это мне,

Что дело у нас безнадёжно,

Погибнуть я должен в войне.

                                                                                  

Как это случится – не знаю

Где смерть меня подстережёт,

Возможно, мой труп, остывая,

По волнам твоим поплывёт.

 

Но вижу я свет Гелиоса,

На небо он всходит опять.

Пойду я. Сегодня вопросы

Мне многие надо решать.

 

Свет утра сияньем приятным

Туман прогоняет ночной.

Дозорный на башне надвратной

Простор озирает родной.

 

Вдруг он встрепенулся в тревоге,

И стражникам весть подаёт,

Что двое идут по дороге,

Которая в город ведёт.

 

Какие несут они вести,

Что нужно им? И во дворец

Немедленно с важным известьем

К Приаму отправлен гонец.

 

Торжественны и молчаливы

Те двое ускорили ход,

И вскоре с ветвями оливы

Стояли у Скейских ворот.

 

И весть о них – странное дело! –

Хотя и не слали гонцов,

Весь город тотчас облетела

До всех его дальних концов.

 

А двое с ветвями оливы –

Послы Менелай, Одиссей

У Скейских ворот терпеливо

Судьбы ожидали своей.

 

Что будет за риск им наградой,

Посольство закончится как?

Вздохнул Одиссей и досаду

Товарищу высказал так:

 

– Зачем мне такая награда,

Когда за женою твоей

Послать Агамемнона надо,

Он всё ж по родству ближе ей.

А Менелай главой качал

И откровенно отвечал:

- Приятель, свой вопрос серьёзный

Ты задаёшь мне слишком поздно

У Скейских вражеских ворот.

Закрой-ка лучшее ты свой рот.

 

Хотя был очень ранний час,

Приам уже не спал сейчас.

Вот стражей посланный гонец

К нему явился во дворец.

Гонец ему всё рассказал.

Приам волнение сдержал –

Простой не должен видеть воин,

Как царь взволнован, неспокоен.

Гонца он отослал обратно,

В ладони хлопнул троекратно,

Сзывая слуг. Велел созвать

В Большой совет вождей и знать.

Те поспешили за вождями,

И за Приама сыновьями,

Ну и, конечно, не забыли

Вождей союзных, кои были

В их городе на тот момент

(Жаль,что меж них Энея нет!),

И прорицателей, конечно

В совет позвали. Все поспешно,

Но тщательно сбираться стали,

Приготовленья совершали.

А прежде всех приготовлений

Все совершили омовение.

Потом решали – а какую

Одежду ту, или другую

Для соблюдения приличий

Одеть им более прилично?

А после всех приготовлений

Конечно надо, вне сомнений

Богам усердно помолиться,

Ну и конечно подкрепиться

Едой обильной.Может быть,

Придётся долго там пробыть.

Короче, собрался совет,

Когда уж близился обед.

______________________________

Тем временем народ простой,

Узнав о новости такой,

Взволнован крайне был, и вскоре

Народ собрался на агоре.

Шумит народная агора!

Хоть не вели там протокола,

Нам Клио не смогла сберечь

Простых людей простую речь,

Но силою воображения

Их чувств и мыслей выражение

Давайте мы себе представим,

Себя на место их поставим.

Вот он, оратор самый первый,

Простой на вид, худой и нервный,

В толпу взволнованно кричит:

- Сограждане! Сейчас у нас,

Возможно, есть последний шанс

Избегнуть ужасов войны,

Им пренебречь мы не должны!

Короче, земледелеца,

За городом мои поля,

С них кормится моя семья.

Да, я, конечно, патриот,

И если враг в поля придёт,

Готов с оружием в руках

Встречать жестокого врага,

Но если враг сожжёт поля –

Подохнет с голоду семья!

Нам нужен мир, в том нет сомнения!

И долго крики одобрения

В ответ звучали из толпы.

Ну, а сейчас посмотрим мы,

Что происходит у ворот?

____________________________

Там свой идёт событий ход.

Послы, как прежде, ждут, стоят,

За ними стражники следят.

Приказа ждут – впустить иль нет,

Что там решит Большой совет?

Вдруг видит стража у ворот,

Один троянец к ним идёт.

Герой он славный, знатный вождь,

В Большой совет он тоже вхож.

Но почему же он тогда

Сюда идёт, а не туда?

Зовут героя Антенор.

Ведёт со стражей разговор,

Послов он требует впустить

К себе, чтоб в гости пригласить:

– От Зевса нам такой закон,

Главнее всяких правил он,

Имею право пригласить,

Кого хочу, к себе гостить!

В недоуменье стража вся,

Но отказать никак нельзя!

Чтоб Зевса им не прогневить,

Решили просьбе уступить.

Послы стояли у ворот,

А время медленно идёт.

Готовы терпеливо ждать

Пока готовятся принять

Их как послов и царь, и знать.

Но вдруг ворот раздался скрип,

Открылся створ их, и вошли

Послы под арку тех ворот,

Гадая, что их дальше ждёт?

_________________________

А между тем, простой народ

Своё собрание ведёт.

Шумит народная агора,

Звучат всё громче разговоры.

Страшат их тяготы войны,

И это мы понять должны.

Но мог влиять агоры шум

 На ход высокой знати дум?

Не повлиял всего скорее…

_________________________

В одной дворцовой галерее

Героя славных два сошлись,

Один – известный нам Парис,

Другого звали Антимах.

Парис держал что-то в руках.

Они стояли здесь одни,

Никем не видимы в тени.

Свой разговор ведут они.

 

Парис: Да, просьба странная моя

Тебя, мой друг, отяготит.                                                                                                           

Готов я щедро заплатить,

Моральный возместить ущерб

Готов я золотом тебе.

Антимах: Да, просьба странная твоя

Нелёгкой будет для меня.

Ты что ж для дела для такого

Меня избрал, а не другого?

Парис:Известны всем, не только мне,

Твои сужденья о войне.

Не зря зовёшься ты вот так,

Не как-нибудь, а Антимах.

Изменишь ты свои суждения –

Весомым будет твоё мнение!

Антимах: Я взяток никогда не брал!

Всегда я раньше честно жил

И честно родине служил!

Парис: А я их раньше не давал,

Всегда я тоже честным был

И честно родине служил.

К тебе взываю, мой приятель,

Лишь в силу крайних обстоятельств.

Такое сделаем сейчас

Мы в первый и в последний раз

И снова будем честно жить

И честно родине служить!

Антимах: Ну, чтож, тебе я уступлю,

Немножко честью поступлюсь.

Плохие нынче времена,

Но разве в том моя вина?

Не для себя, а для семьи,

Для сыновей своих родных,

Для деток миленьких своих.

Ах, если бы тогда он знал,

Судьбу какую выбирал

Для сыновей своих родных,

Для деток миленьких своих!

____________________________

Привёл к себе гостей во двор

Троянец знатный Антенор.

Их в дом позвал, и усадил

За стол, и щедро угостил.

Потом сказал – вы ждите здесь,

Как из дворца дадут вам весть.

В пределах дома моего

Не опасайтесь ничего.

А я сейчас в совет пойду

С надеждой отвратить беду,

Хотя большой надежды нет,

Что миром кончится совет.

____________________________

Шумит народная агора,

Не утихают разговоры.

Столяр, маляр и водонос,

Садовник, ткач, каменотёс –

Все своё мненье выражают,

Все о войне не помышляют.

Сильнее всё страстей накал!

Тут оружейник слово взял.

Но только он открыл свой рот.

Сильнее зашумел народ.

Кричат: мы знаем наперёд,

Чего ты хочешь нам сказать –

К войне нас будешь призывать,

Понятно это нам вполне,

Нажиться хочешь на войне!

И оружейнику народ

Велел закрыть лукавый рот.

Как раз в то время из дворца

Шлют с вестью важною гонца:

Большой совет уже готов

Принять двух вражеских послов.

 ____________________________

И вот они в совет пришли

И в зал торжественно вошли

Исполнить миссию свою.

Когда стоишь в одном строю

С друзьями верными, тогда

Не страшно зреть лицо врага.

Когда с тобой один лишь друг,

И множество врагов вокруг,

И, кажется, враждебным стал

Сам воздух, что наполнил зал,

То ситуация такая,

И для героя не простая.

По этикету их встречали

Какими надобно речами,

Послы как надо отвечали,

А после Менелай сказал,

Когда он оглядел весь зал:

- Здесь почему Париса нет?

Приам сказал ему в ответ:

- В зал не допущен мной Парис,

Чтоб вы с ним здесь не подрались.

Я сам когда-то молод был,

Изведал юношеский пыл.

Тут Одиссей заговорил:

- Ты говоришь, что молод был?

Изведал юношеский пыл?

Тогда представь: твою жену

Увёз бы кто в свою страну!

Но тут раздались крики с мест:

- Ты что развыступался здесь?

- Ах, ты, наверное, забыл,

Какой позор для Трои был,

Когда Геракл разорил

Наш город, после Гесиону

Насильно в жёны Теламону

Отдал – сестру царя!

Увёз её он за моря!

- А что касается Елены,

Её супружеской измены –

Стрелою в сердце ей Эрот

Попал случайно, так-то вот!

Но Одиссей перекричал

Шумящий и галдящий зал:

- Я понимаю, вам охота

Свалить измену на Эрота,

Дела давно минувших дней

Поставить в оправданье ей!

Но я свидетель был, я знаю,

Что выбирала Менелая

Сама Елена добровольно,

Её была такая воля!

И тут же Менелай вскричал,

Он тоже голос свой подал

- Вы разве этого не знали,

Когда её к себе пускали?

Сама Елена выбор сделала,

Свободно и без принуждения!

И сам я верность ей храню!

- Но из какого же меню

Пришлось Елене выбирать?

- Да, женихов была там – рать!

Парис не смог там побывать,

Но если б он там побывал,

То на него бы выбор пал!

__________________________

Теперь оставим снова зал,

И снова площадь перед нами.

Там нехорошими словами

Народ ругает свою власть.

-На то и власть, чтоб кушать всласть!

Война идёт, иль не война –

Народ не слушает она!

-Знать видно хочет воевать,

Не хочет грекам уступать!

-Троянская не хочет знать

О бедствиях народа знать!

-Герой сражается за честь,

Но эту честь не станешь есть!

Вдруг всплыли старые обиды.

- Заботы никакой невидно!

- Не правильно берут налоги!

- Не ремонтируют дороги!..

Народ кричал, народ серчал…

Гончар-троянец слово взял.

Агору взглядом он обвёл,

И речь неспешную повёл.

- Теперь послушайте меня.

Пустая ваша болтовня

Забавно выглядит вполне,

Однако, не до шуток мне.

Скорее, слушать вас мне больно,

Всегда вы чем-то недовольны,

Всегда во всём вините власть.

Однако,власть ругая всласть,

О своей участи скорбя,

Взгляните всё же на себя.

Как терпит бедствие страна –

Идёт ли с кем у нас война,

Иль причинит стихия бедствия,

Какие странные последствия

Она на рынок наш несёт:

Взлетают цены враз на всё!

На хлеб, на соль и на вино,

На кожи, топливо, сукно,

И с каждым днём растут всё более!

Скажите-ка, не прав я, что ли?

Вам не по нраву оружейник?

Но он как раз-то не бездельник.

В отличие от вас от многих,

В речах крутых, в делах убогих!

Когда у нас война идёт –

Оружье день и ночь куёт.

Иначе как вести войну,

Как защитить свою страну?

Когда у нас сраженье было,

Со мною бились два дебила,

Но не смогли меня убить,

Хотя и проявили прыть.

Обязан жизнью я кому?

Да, оружейнику – ему!

Всё это первое. Второе:

Вам не по нраву честь героев?

Ну да, конечно, эту честь

Нельзя, на хлеб намазав, съесть.

Но у народа тоже есть

Свои достоинство и честь.

Конечно, если он народ,

А не трусливый подлый сброд.

Ругая тех, кто плохо правит,

Народ порой слегка лукавит,

Порою правду говорит,

Но, если враг войной грозит,

Не место склокесволочной!

Решится наш Совет Большой

Отпор достойный грекам дать –

Так, значит, будем воевать!

А что нам остаётся делать?

Мы все – единый организм,

У организма – верх и низ:

Знать – голова, а тело – мы,

Не может голова без тела,

А тело жить без головы!

(Позвольте, истину любя,

Чуть-чуть добавить от себя:

Конечно, если эта знать

Народ не будет предавать.)

Скажите, правя или нет?

Скажите что-нибудь в ответ!

Молчал народ, и зол, и хмур.

Возможно здесь я чересчур

Свободу дал воображению,

Вложив подобные суждения

В уста простого гончара?

Однако снова нам пора

Сменить агору на дворец.

Что там решили, наконец?

__________________________

А там идёт всё тот же спор.

Вот выступает Антенор:

- Друзья мои, доверьтесь мне,

Заботясь о родной стране,

Хочу вам всё же предложить

Я дело миром завершить.

Да, в битве мы уже сошлись,

И реки крови пролились.

Но продолжение войны

Пресечь вполне сумеем мы,

И дело миром завершить.

Нам лучше с греками дружить,

Культурно, мирно торговать,

А не кроваво воевать.

Вот здесь недавно мы узнали:

Не одобрительно звучали

Пророчества на счёт войны,

О них забыть мы не должны.

Но дело даже и в не этом.

Вам не открою я секрета,

Который всем давно известен.

Так мир устроен этот – если

Себе желаешь ты добра,

Так не желай другому зла.

Пусть Менелай вернёт Елену,

Простит ей дерзкую измену,

Коль любит он свою жену.

А мы вернём ему казну,

Которую Парис украл,

Когда Елену похищал,

И от себя ещё добавим,

Сколь надо золота прибавим

Ему мы за моральный вред,

Во избежанье новых бед.

Напрасно это он сказал,

Тот час же возмутился зал.

Все те, кто находились в зале,

 На Антенора заворчали:

- Командуй золотом своим,

Да, да, своим, а не чужим!

И долго зал ещё ворчал,

Но Антимах тут слово взял.

- Друзья! Вы знаете меня,

Я, верность родине храня,

Всегда по жизни честным был

И честно родине служил.

Прошу я вас меня послушать,

Хотя, возможно, ваши уши

Принять готовы не вполне

То, что на ум приходит мне.

Я, как и все, конечно, тоже

За мир и дружбу, только всё же,

Меня простите за банальности,

Глядеть в глаза надо реальности.

Друзья мои, поверьте мне,

Я с вами искренен вполне.

Уже произошло вторжение,

Уже вступали мы в сражение,

И поздно говорить о мире,

Что ж они раньше не просили

О том, о чём здесь речь сейчас?

Числом они во много раз

Войска все наши превосходят,

И вот что мне на ум приходит:

А не лукавство ли всё это?

Конечно, вражеских секретов

Я не могу всех разгадать.

Зато могу предполагать,

Что все вожди из вражьей рати

Пришли не только клятвы ради.

Они желают взять добычу,

Как им велит войны обычай.

Допустим, сделаем сейчас,

Что греки требуют от нас,

Но знаем мы, в числе врагов

Не только сотня женихов,

Которые давали клятву,

Которую не взять обратно,

Но вместе с ними их друзья,

Приятели и сыновья.

Пусть Менелай вернёт Елену,

Простит ей дерзкую измену –

Увы, друзья, такой успех

Не разделить на них на всех!

Предотвратим ли мы войну,

Вернув ему его жену?

А вдруг посольство – лишь лукавство,

Обман и скрытое коварство?

Вернём ему его жену,

А греки вновь начнут войну?

Я вот что предлагаю вам…

Тянуло золото карман,

Какое ему дал Парис,

Тянуло и тянуло вниз.

В прямом и в переносном смысле…

- Друзья мои, я вот что мыслю:

Коли верна суждений нить,

Послов нам следует убить…

Услышав это, кто был в зале,

Тотчас же с мест своих привстали,

И гневным голосом Приам

Сказал: - Ты предлагаешь нам

Свершить такой вот тяжкий грех,

Что бы он лёг на нас на всех?!

У них в руках оливы ветви!

Надёжнее любой брони

Послов должны хранить они!..

Потом ещё звучали речи…

______________________________

Ну, а потом, уже под вечер,

Стояли греки на валу,

Где провожали поутру

Они к врагам своих послов.

Гадали, результат, каков?

Что им назначила Судьба,

Что ждёт их – мир или вражда?

И вот увидели вдали:

Послы назад в свой лагерь шли.

Печальные и молчаливые

Обратно в свой лагерь пришли.

Оставили ветви оливы

Валяться в дорожной пыли…

___________________________

Вернёмся теперь в наше время,

Короче, вот в этот вот день.

(13 марта 2014 год)

Неся сочинительства бремя,

Нельзя позволять себе лень.

Но сам не пойму, между прочим,

Зачем, отчего, почему

С писанием этих вот строчек

Я время тянул и тянул?

А, может, Судьба так решила,

И, может быть, мне не во зло

Всё время она тормозила

Моё над бумагой перо?

Хотя точно мне не известно,

Но, может, дано мне Судьбой

Добраться до этого места

Как раз в обстановке такой.

Грозит нам зловещим приливом

Войны безобразная тень,

Вдруг вспомнились ветви оливы,

Как раз вот сейчас, в этот день.

Как в отдалённые те дни

Засохли, бедные, они…

13 марта 2014 год.