Вопреки судьбе. Часть 1. Глава 2

Расскажет вам,

Как с Зевсом  спорил упрямый титан.

Глава вторая про титана отважного,

Хотя и короткая, но очень важная.

 

Чтобы мне дальше продолжить рассказ,

Представьте себе: серебрится Кавказ.

Представьте себе на Кавказе скалу,

Доступную разве что только орлу.

Теперь ещё надо представить вам:

Прикован к скале огромный титан,

А с синих высот с поднебесья Кавказа

Глядят на титана два яростных глаза.

Как буря свирепый, суровый, могучий

Сам Зевс-громовержец вещает из тучи.

Под синью небес, в сиянии гор

У них происходит такой разговор.

-  Ну, что, доигрался, презренный титан?

Ты больше не будешь вредить нам, богам.

Под тяжестью этих железных оков

Узнаешь, предатель, ты силу богов.

-  Вот как, предатель, значит, я?

Неблагодарная свинья!

Ведь это я тебя не раз

От гибели бесславной спас!

-  Теперь не осталось ни капли сомнения,

Что просто втирался ко мне ты в доверие,

Используя свой пророческий дар,

Верней нанести чтобы подлый удар.

 -  Ты рассмешил меня в конец:

О подлости твердит подлец.

А кто же свергнул с трона

Отца родного – Крона?

 -  Ну, что же, что сверг,  что же тут странного?

Он сам сверг отца родного – Урана.

Но это же просто такая судьба,

Но это же просто за власть борьба.

- А кто помог тебе в борьбе,

На помощь кто пришёл к тебе,

Кто отговаривал титанов

С тобой сражаться? Вот что странно…

-  Теперь не осталось ни капли сомнения,

Что просто втирался ко мне ты в доверие.

-  Погиб ты б без моих советов.

Теперь-то ты забыл об этом.

Теперь предатель, значит, я?-

Неблагодарная свинья!

-  За помощь, которую ты оказал,

Ты знаешь, не раз я потом закрывал

Глаза на дела твои и делишки,

Как стал помогать ты смертным людишкам.

-  О людях ты твердишь с презрением,

Но не владеешь ты прозрением.

Коли не лень тебе послушать,

Прочисти уши и послушай.

Признаюсь честно, без обмана,

Да, предал братьев я – титанов.

Зато я верность сохранил

Всеобщей нашей Матери.

И вероломство совершил,

И братьев стал предателем,

Но в сердце бережно хранил

Я верность только Гее,

Хоть братьев я жалею.

Для Геи – Матери – Земли

Бессмертные – обуза ей.

Тысячелетия прошли,

А кто же был в союзе с ней?

Все прорывались к власти,

Да утоляли страсти,

При этом мучая Землю зря.

Тогда за дело взялся я.

Из глины я людей слепил,

Потом их от потопа спас.

Я их наукам обучил,

Я помогал им много раз

И с неба им огонь добыл.

Теперь страдаю, но не зря,

Преображается Земля!

А, ну-ка, вниз взгляни сюда:

Ты видишь эти города,

Сады, и пашни, и поля?

Преображается Земля!

Теперь отныне и навек

Земле союзник - человек.

И каждый день, и каждый час

По мощи догоняет нас.

Уж такова природа

У смертного народа.

То время, как хватило б сил

Твоих, чтоб всех их уничтожить,

Ты безнадёжно упустил.

Тебе не нравится? Но всё же

Ты лучше покорись Судьбе,

Не по зубам они тебе!

 -  Я вижу – ты просто дурачишь меня

Глупы твои речи. Не хуже меня

Ты знаешь все дела и делишки

Подлых и жалких трусливых людишек.

Цепляясь за жизнь, ненавидя друг друга,

Они предают и детей, и супругу,

Родного отца и родную мать.

Смертный есть смертный, чего с него взять?

Конечно, теперь, куда ни взгляни,

По всей земле расплодились они.

По всей Ойкумене о края до края,

Но польза-то, польза Земле какая?

Мне даже не надо их истреблять,

Отлично умеют они воевать.

Всё, что построили – сами разрушат,

Кровью зальют и моря, и сушу,

При этом мучая  Землю зря.

А ты всё твердишь: «Земля, мол, Земля…»

 -  Да, признаю, так иль иначе,

Творенье моё не очень удачно.

Порой они не знают мер,

Уж не с тебя ль берут пример?

Да, люди и коварны,

И войны их кровавы.

Глупы, подлы, бесстыжи,

Но для того, чтоб выжить.

Всеобщую осилить Смерть,

Придётся людям поумнеть,

И изменить теченье дел,

И войнам положить предел,

И к счастью путь откроют,

И Землю обустроят.

Пусть к счастью долог будет путь,

Пройдут его когда-нибудь.

Устроят жизнь иную,

Пока что – пусть воюют,

Раз такова природа

У смертного народа.

Когда титаны шли войной,

Я рядом встал тогда с тобой

Не олимпийцев защищать –

Земле и людям помогать.

Титаны жили средь людей.

Не то, чтоб каждый был злодей:

И добродушны, и честны,

Но буйны нравом и сильны,

И всем, что совершали,

Людским делам мешали.

Хоть ты порядочный злодей,

Но меньше вреден для людей,

Хоть все  вы, олимпийцы,

Плуты и кровопийцы.

Но что бы там бы не было,

Вселились вы на небо.

Чтоб вы не стали совершать,

Вы меньше будете мешать.

Ты сам так допустил, злодей,

Земля – владение людей!

 

В ответ Громовержец суровый, могучий

Громами гремит из клубящейся тучи.

-  Мне надоела твоя болтовня.

Теперь, презренный, послушай меня.

Подобных речей я терпеть не привык,

И я укрощу твой дерзкий язык.

Эй ты, Прометей, промыслитель, провидец,

Ты собственной участи, что ли, не видишь?

Запомни – к предателю жалости нет,

Тебя я сковал на тысячи лет.

Ты что ли не видишь, насколько бессилен ты

Против могущества и всесилия?

 

-  Всесилия? Ты что, всерьёз?

Ты рассмешил меня до слёз.

Ты головой не заболел?

Ты вспомни, как ты уцелел,

Когда титаны шли войною,

А я стоял тогда с тобою.

Твои  недолги  были б муки,

Но в помощь я привёл сторуких

Гекатонхейеров. Потом

Просил киклопов я о том,

Тебе чтоб молнии сковали

И силу колдовскую дали

Уметь те молнии метать.

Что, дальше будем вспоминать?

Титанов ты сдержал набег,

В Тартар их молниями вверг.

Но всею силой волшебства

Ты победил едва-едва.

Ещё б чуть-чуть  – мой брат Атлант

Тебя б расплющил как клопа.

И даже твой волшебный дар

Не смог вогнать его в Тартар.

Ну, что опять гремишь громами?

Признайся честно, между нами,

Что мне серьёзного страданья,

Потяжелее наказанья

Не смог придумать, не сумел,

А, может быть, и не посмел.

Я, кстати, сам давно хотел

Немного отдохнуть от дел.

Вся жизнь - дела, дела,

А тут – приличная скала…

 -  Ты зря настроен так беспечно.

Бессмертие – не значит вечность.

Здесь за столетием столетие

Иссякнет всё твоё бессмертие.

В этих заснеженных горах

Ты просто превратишься в прах!

 -  Не я, а ты беспечен,

Ты сам, злодей, не вечен.

Ты помнишь, как сверг с трона

Отца родного Крона?

Теперь судьба такая,

Я точно это знаю,

Тебя постигнет самого,

И ты не сможешь ничего

В Судьбы решеньях изменить

И гибель злую отвратить

Без моего совета.

Но не мечтай об этом.

Тебе я просто намекну:

Среди бессмертных ты одну

Когда-нибудь, да встретишь

И ласкою приветишь,

И по решению Судьбы

Родиться сын сильней, чем ты.

Тебя лишит он трона,

Как ты когда-то Крона.

Но даже грозная беда

Тебя не сможет никогда

Сдержать от увлечений,

Любовных приключений.

Когда-нибудь, в один из дней

Ты всё-таки сойдёшься с ней!

Пускай рассыплюсь в прах я,

А ты терзайся страхом.

Признаюсь честно – я с тобой

Меняться не хочу судьбой!

 

-  Что?! – взревел Зевс, в ярости зверея, -

Ну, говори, с кем это «с нею»?!

Под мелодичный звон цепей

Смеётся дерзкий Прометей.

 -  Хотел ответить жестом я,

Но помешала цепь моя…

 

Вообще-то я бы дальше мог

Продолжить этот диалог.

Но дальше шёл он, ох и ах,

На столь повышенных тонах…