Сборник стихов "Обо всем понемногу"

(стихотворения конца девяностых начала нулевых годов)

Фантазии

Мальчик

Свечи в подсвечниках замерли,

Ветер срывает с них пламя, и

Носятся тени уродами

Под закопченными сводами.

Это оракул языческий

Древности доисторической,

У алтаря, у подножия

Слово звучит здесь не Божее.

Мальчик с улыбкой мечтательной

Слушает очень внимательно:

«Есть у тебя в жизни два пути,

Сам разберешься, каким идти.

Первый путь будет отмеченный

Скромностью и добродетелью.

Жизнь будет праведной, много в ней

Доброго сделаешь для людей.

Но так уж люди устроены  -

Памяти доброй достойное

Всё очень быстро забудется.

Всё это сбудется, сбудется.

Если пойдёшь ты другим путём  -

Будет отмеченный он огнём.

Станешь великим воителем,

И палачом, и мучителем.

Будешь казнить и наказывать,

Станут легенды рассказывать

Как наблюдал ты с улыбкою

За изощрённою пыткою.

Слава твоя не забудется,

Всё это сбудется, сбудется».

Мальчик с улыбкой мечтательной

Слушает очень внимательно.

Жить он решает со славою

Страшною славой, кровавою.

Нету и тени волнения,

Видит во тьме он видения.

Там, где звучат предсказания

Лижет развалины пламя, и

Будет он всех предсказателей

Мучить и долго, и тщательно.

Станет следить он с улыбкою

За изощрённою пыткою:

«Что ж вы не ждали себе беду,

Не предсказали свою судьбу?» -

Всё, то, что мальчику чудится,

Всё это сбудется, сбудется.

Ну, а пока что внимательно,

Запоминая старательно,

Слушает слово оракула

Маленький будущий Дракула.

malchik


Предостережение

Далеко за темным лесом,

За громадой синих гор

Вдруг раздастся звук чудесный

Заиграет медный горн.

 

Ты слышишь аккорд,

Ты молод и горд,

А значит удача рядом.

За горы и лес,

На поле чудес

Туда, где зарыты клады.

Своею рукой

Нарушишь покой

Обманчивой синей птицы.

Но кто-то во тьме

 На белом коне

Попросит не торопиться.

 

Далеко за синим морем,

Заиграет барабан,

И его ударам вторя,

Подпоёт ему труба.

 

Она в свой черёд

Туда позовет,

Где голос небес простужен.

Там призрачный свет

Холодных планет.

Там ты никому не нужен.

Своею рукой

Нарушишь  покой

Далёких чужих созвездий

Но кто-то во тьме

На красном коне

Пророчит тебе возмездье.

 

Высоко за облаками

Заиграет клавесин.

За собою звук поманит

В эту сказочную синь.

 

Там книга одна

Загадок полна

И были и небылицы.

Но в мантии маг

Не может никак

Её прочитать страницы.

Узор паутин

На рамах картин,

И сказка придет из детства.

Своею рукой

Нарушишь покой

Волшебного королевства.

Любезно король

Подаст хлеб и соль,

Но руки надежно свяжет.

А кто-то во тьме

На черном коне

Тебе умереть прикажет.


Фея 

Слышен напев старинный,

А в глубине картины

Фея Луны и Ночи

Что-то сказать мне хочет.

Маленькой доброй феи

Образ в ночи бледнеет.

Фея, чего ты хочешь,

Хочешь уйти из ночи?

Слыша напев старинный

Выйди же из картины!

На предложения эти

Что же ты мне ответишь?

 

Sorry, I wanted.

Sorry, I'm small.

No, I don't.

No, at all.

 

За пеленой тумана

Ночью скользят обманы.

Замок твой пуст и странен,

Только холодный камень.

Может быть, жизнь другую

Я тебе нарисую

Солнечной яркой краской,

Кистью любви и ласки.

Но почему меж нами

Сумрак в оконной раме?

Ты, почему быть хочешь

Феей не дня, а ночи?

 

Sorry, excuse me.

I'm in the night.

This is my duty.

This is my life.

feya


Сказки

Королевская охота

Королевская охота…

Хорошо ходить с ружьем

По лесам, полям, болотам,

Хорошо быть королем!

Я гонялся за Жар-птицей,

Долго я её ловил.

Повстречал вдруг Царь-девицу,

Царь-девицу я спросил:

Что же, друг мой, Царь-девица,

Ты гуляешь все одна?

Ты мила и белолица,

Ты пригожа и умна.

Где же твой гуляет милый?

С этим надобно кончать!

Не пора ли наступила

Свадьбу славную сыграть?

Аль не хочешь ты, как в сказке,

Жизнь семейную начать?

Будет муж заботлив, ласков,

Будут дети подрастать.

Не лукавь со мной игриво,

Я ведь все-таки король.

Откровенно и правдиво

Отвечать-ка мне изволь.

Отвечала Царь-девица

От меня не пряча взор:

 

Попрошу Вас не сердиться,

В сказках пишут всякий вздор.

Неизвестно, с чьей подсказки

Сказкам всем один конец –

В сказке жизнь идет, как в сказке,

Брачный пир и злат венец.

В нашей жизни, к сожаленью,

После пира и венца

Есть другое продолженье

Без счастливого конца.

Милый мой, одев дубленку,

Выйдет утром погулять.

Я остануся  пеленки

Дома детские стирать.

Приготовлю вкусный ужин,

Ждавши милого домой.

Ну, а милый будет дружен

С мертвой огненной водой.

Как придет домой он пьяный,

Зелена хлебнув винца,

Значит поздно или рано

Дурь попрет из молодца.

Если я перечить стану,

Возражать, иль упрекать,

Словно Змей-Горыныч спьяну

Будет милый бушевать.

Я признаюся Вам честно:

Потому хожу одна,

Что мужчины, как известно,

Жить не могут без вина.

 

Так сказала Царь-девица,

От меня не пряча взор.

Молодцам всем молодица

Явный бросила укор.

Я уже хотел сердиться,

Но в последний самый миг

Все-таки, как говорится,

Придержал я свой язык.

Вспомнил прошлую охоту,

Как потом в дворце моем

За успехи той охоты

Полилось вино ручьем.

После, выпивши на славу,

Танцевать пошел на бал.

Шаг налево, шаг направо –

Дамам ноги оттоптал.

Катильоны, краковяки,

Па-де-де и вальс-бостон,

Ходят ноги враскоряку,

Не могу попасть я в тон.

Шаг направо, шаг налево,

И, прикрыв руками рты,

Улыбались кавалеры,

Засмеялися шуты.

Шаг направо шаг налево.

Как закончился бостон,

После вальса королева

Повела меня на трон.

«Ты, мой милый, лишний кубок

Умудрился пропустить».

Оттолкнул жену я грубо,

Королеве стал хамить,

Но споткнулся, и корону

Уронил к ее ногам.

Сел я на пол мимо трона

На потеху всем шутам.

Разозлился и короной

Запустил в своих шутов,

Обещая выгнать вон их

Изо всех своих дворцов.

Дальше помню очень смутно,

Что я делал, как чудил,

Как, икая поминутно,

Я порядки наводил.

Бил хрустальные стаканы,

Где-то мантию порвал,

Словно Змей-Горыныч спьяну

До полночи бушевал.

Но ушли ночные тени,

Я проспался – Боже мой!

Долго я, пригнув колени,

Извинялся пред женой.

Долго клялся и божился,

Что я больше ни-ни-ни.

Чтоб к вину я приложился? –

Боже правый, сохрани!

(Лезь с похмелья хоть на стенку,

Хуже нету маяты.

И тайком мне опохмелку

Поднесли мои шуты).

--------------------------------

Что сказать мне Царь-девице? –

Ничего я не сказал.

Хоть и начал я сердиться,

Но сдержался, промолчал.

Удалилась Царь-девица

Вновь одна своей тропой.

Улетела и Жар-птица,

Посмеявшись надо мной.

Вот на этой ноте грустной

Завершая свой рассказ,

Подавить к вину все чувства

Зарекаюсь … в сотый раз!

ohota


Современная сказка 

Сказок великое множество есть,

Всех их, конечно, же не перечесть.

Есть про веселого Али-Бабу,

Как он сокровища нес на горбу.

Про обитателей тайных пещер.

Сказки у нас на российский манер:

Вот вам пещера, а вот в нее вход.

Рядом какая-то речка течет,

Может быть, Волга, а может Ока,

Может, какая другая река.

Нет там сокровищ. Прописаны в ней

Сорок вполне безобидных бомжей.

Пропили хаты свои мужики

И поселилися здесь, у реки.

Тут же себе добывали прокорм,

Эти невинные жертвы реформ.

Много отборной малины растет

Там, где какая-то речка течет.

Бог напитал – обижаться грешно,

Делали даже с малины вино.

Все хорошо. Но в какой-то момент

Их обнаружил вдруг бдительный мент.

Сам он не стал на бомжей наезжать,

Сел он рапорт генералу писать:

«Видел пещеру, скрываются в ней

Сорок опасных матерых бомжей.

Там же «малина», пора ее брать,

Или свободы мне век не видать!»

Этот рапорт не спеша прочитал

Старый седой боевой генерал.

Верой и правдой стране он служил

И резолюцию он наложил:

«Эту возможность нельзя упускать,

Надо малину немедленно брать».

Акцию эту ОМОН проводил,

Сам генерал ею руководил.

Но почему же у быстрой реки

Не засверкали на солнце штыки?

Не раздавался оружия звон, -

Лопал малину голодный ОМОН.

Сказок великое множество есть,

Всех их, конечно, не перечесть.

Про обитателей тайных пещер,

Сказки у нас на российский манер.


Сказка без названия

Вот лежит бумаги лист,

Он пока что бел и чист.

Сочиню-ка сказочку

Да сам я, без подсказочек.

Возьму перо старинное,

Старинное гусиное.

Вот пером я поскриплю

И что выйдет посмотрю.

Сказочных героев ряд

Соберу и всех подряд,

Творческою силою

В жизнь нашу адаптирую.

 

А вот и первый кандидат:

Он был сказочно богат,

Много злата накопил

И почти бессмертен был.

Только нынче царь Кащей

Начудил, так что вообще.

Все финансы на нуле

И сидит он на «игле».

Сам себе уже не рад.

Этот антиквариат

Ясно без подсказочки –

Не годится в сказочку.

 

А вот изба на двух ногах,

В ней живет баба Яга.

Среди всех ее затей –

Говорят, крала детей.

А теперь в лесах густых

Мальчиков полно крутых.

Шутки б не затеяли,

Да грех бы не содеяли.

У старенькой, у бабушки

Дела теперь не ладушки.

Ясно без подсказочки –

Не годится в сказочку.

 

Лежит Горыныч тушею,

Его огни потушены.

Он пока что не издох –

Во три пасти слышен вздох.

Но в них пламя не горит,

Спирт закончился внутри.

А как ему поправиться,

Коль не на что заправиться?

Эта тварь клыкастая,

Глубоко несчастная

Ясно без подсказочки –

Не годится в сказочку.

 

А вот с лопатою в руках

Ветеран подземных шахт

Гномик в красном колпачке

Греется на солнышке.

От работы не богат,

От работы стал горбат.

За работу честную

Нет ни льгот, ни пенсии.

Старенькие гномики,

Гномы гипертоники

Ясно без подсказочки –

Не годятся в сказочку.

 

А где простые душеньки

Добрыни да Илюшеньки?

Где же витязь удалой,

Где родник с живой водой?

Нажимая пультики,

Их видим только в мультиках.

Герои нынче новые

Братки бритоголовые.

Одной как видно кровушки

С разбойником Соловушкой.

Ясно без подсказочки –

Страшной выйдет сказочка!

 

А что ж не вспомнил сразу я

Про зеленоглазую?

Милая русалочка,

Поведи считалочку.

Раз, два, три, четыре, пять -

Выходи меня искать,

А захочешь свататься –

Я не буду прятаться.

Чтобы счастья обрести,

Ничего не упустить

То, что в сердце просится,

В омут надо броситься!

 

Броситься, закончив стих,

Да уж больно омут тих.

Поговорку помните?

А вдруг там черти, в омуте?

Хоть я вроде бы не трус,

Все-таки чертей боюсь.

Прекращаю я писать,

Что бумагу зря марать.

Сочиняя сказки жанр,

Зря я трачу сердца жар.

Как последний идиот,

Все пишу наоборот.


Чувства

Помнишь?

Ты  помнишь эту нашу встречу?

Ты вспоминай, я помогу.

На море опустился вечер

И мы одни на берегу.

 

Прибой ворчал на камни острые,

А мы с тобой почти что взрослые,

И были цвета апельсина

Твой топик и твои лосины.

 

На море лёгкое волненье.

Уже не помню я о чём

Читал тебе стихотворенье.

Напомни мне сама о нём.

 

Прибой ворчал на камни острые,

А мы с тобой почти что взрослые,

И были цвета апельсина

Твой топик и твои лосины.

 

Над нами чайка пролетела,

Почти коснулась нас крылом.

Мы целовались неумело,

А что же было там потом?

 

Прибой ворчал на камни острые,

А мы с тобой почти что взрослые,

И были цвета апельсина

Твой топик и твои лосины.


Личное дело

Рассвет не спеша, загорался

Под гомон вагонных колёс.

Я в тамбуре с ней целовался,

А поезд куда-то нас нёс.

 

А поезд торопится скорый

Железной дорогой прямой.

Её называл я сеньорой,

Своей называл госпожой.

 

Была она робкой иль смелой,

Как звали мою госпожу?

Моё это личное дело.

Я этого не расскажу.

 

Бессонная ночь пролетела.

Я времени не замечал.

И вдруг она тихо запела,

Запела, а я замолчал.

 

А наше дыхание влагой

Легло на окно, на стекло,

И пальцем я как на бумаге

Пишу на нём несколько слов.

 

О чём эта девочка пела,

Что я на стекле вывожу?

Моё это личное дело.

Я этого не расскажу.

 

Потом распрощались мы где-то…

Как много прошёл я дорог.

Как мало счастливых билетов,

Как много забот и тревог.

 

Но что же со мною такое?

Когда на вокзал прихожу,

То каждый умчавшийся поезд

Я взглядом всегда провожу.

 

Как это мне не надоело,

Зачем я вослед им гляжу?

Моё это личное дело.

Я этого не расскажу.


Какою ты бываешь разной

Какою ты бываешь разной,

Как моря ветреный простор.

Не разгадал тебя я сразу,

Не понимаю до сих пор.

 

Приходишь ты зарёю ранней,

Огнём на дальнем берегу,

Холодным северным сияньем,

И алой розой на снегу.

 

Ни на кого ты не похожа.

Ну что же делать, как мне быть?

Ты как змея меняешь кожу,

А мне тебя не разлюбить.

 

Я как герой баллад и басен

Проблемы сам ищу свои.

Я на груди согреть согласен

Тебя и в образе змеи.

 

Изящной грациозной коброй

Ты заберись в постель мою,

Прикинься ласковой и доброй.

Я за ценой не постою.

 

Тугим кольцом свернись на шее,

Отдай мне свой целебный яд.

Я ни о чём не пожалею,

Я даже яду буду рад.

paznaya


Или-или

Снова за окнами вечер.

Вот и прошёл ещё день.

Снова занять себя нечем,

И неохота и лень…

Ключ был в двери не оставлен,

Кто там проник в коридор?

Иль заблудившийся ангел,

Иль заблудившийся вор?

Ты ли, моя Лорелея

Снова ко мне забрела?

В поисках или постели,

Или добра или зла?

Пахнет, однако, не серой

При появленье твоём.

Даже не высшею мерой,

Просто осенним дождём

Запах любви и страданья,

Запахи диких цветов,

Запах слепого желанья,

И лёгкий запах духов.

Что пред тобой я робею?

Мне же придётся решить-

Поцеловать тебя в шею,

Или слегка придушить?

Что ты молчишь и вздыхаешь,

И не спешишь согрешить?

Тоже наверно решаешь

Чем бы меня оглушить?

Или любовною лаской

Буду я до смерти пьян,

Или ускоришь развязку-

Яда положишь в стакан?..

Снова за окнами вечер,

Вновь засиял зодиак.

Но почему эту встречу

Не предсказал он никак.

Если созвездья забыли

Этот вопрос осветить,

Значит тогда «или-или»

Лично придётся решить.


Шутки

Кем быть

(по мотивам произведения В.В.Маяковского)

 «Нужные работники столяры и плотники…»

(современный вариант)

Плотнику хорошо.

Коммерсанту лучше.

В коммерсанты бы пошёл,

Пусть меня научат.

 

Круто цены я взвинчу

Распродам товары.

Отдыхать я улечу

В отпуск на Канары.

 

Коммерсанту хорошо.

Рекетиру лучше.

В рекетиры бы пошел,

Пусть меня научат.

 

Накачаю как десантник

Кулаки пудовые.

Отдавай-ка коммерсантик

Мне свои целковые!

 

Рекетиру хорошо,

А банкиру лучше.

Я в банкиры бы пошёл,

Пусть меня научат.

 

Говорят, банкиры скряги.

Я не обижаюся.

Без зарплаты работяги,

В деньгах я купаюся.

 

Банкиру хорошо,

А киллеру лучше.

Я бы в киллеры пошёл,

Пусть меня научат.

 

Зря шутить я не люблю.

Подкрадусь как рысь к нему.

Девять грамм свинца влеплю

Я банкиру в лысину!

 

Киллеру хорошо,

А депутату лучше.

В депутаты бы пошёл,

Пусть меня научат.

 

Речь с трибуны я скажу.

В кресле покемарю.

А потом водой плесну

Оппоненту в харю!

 

Депутату хорошо.

Президенту лучше.

В президенты бы пошёл,

Пусть меня научат.

 

Вот указ я подпишу,

И одним указом

Я конечно разрешу

Все проблемы разом!

 

Президенту хорошо.

Не бывает лучше.

В президенты бы пошёл,

Только кто научит?


Олигарх

На берегах чужой Флориды,

Скрываясь от родной Фемиды,

Там жил великий олигарх.

Короче, олигарх в бегах.

 

На тех же берегах Флориды

Жил аллигатор грозный с виду.

Короче, злобный крокодил,

Он олигархов не любил.

 

Вот олигарх пошёл купаться,

В воде прохладной поплескаться.

Но носом к носу под водой

Столкнулся с мордою чужой.

 

И грянул бой! Кипели страсти,

Они друг другу рвали пасти.

Потом совсем утратив жалость

Пытались выколоть моргала.

 

Всплыл аллигатор кверху брюхом.

Всем аллигаторам наука:

Российский грозен олигарх,

Особенно когда в бегах.

 

Выл аллигатор издыхая:

«Я дел твоих не понимаю.

Когда крутой такой, так что ж

В стране родной ты не живёшь?»

 

И олигарх ему ответил:

«Сейчас у власти там медведи.

Хоть обойди весь белый свет

Сильней медведя зверя нет».

shutki


О море, море

Бочонок 

Вокруг и повсюду

Ночная вода.

Мы из ниоткуда

Идём в никуда.

 

Звездою сияет

На мачте фонарь,

И мрак рассекая

Скрипит утлегарь.

 

«Раздёрните шкоты,

Втугую бом-брамс.

Живей, идиоты,

Меняется галс».

 

Штурвальный спросонок

Сердито ворчит.

И рома бочонок

На шканцах стоит.

 

«Откройте затычку

Примите на грудь.

Со спиртом привычней,

Приятней тонуть.

 

Сейчас налетит

Атакующий шквал.

Оставьте бочонок,

Держите штурвал.

 

Стихия поглотит

Страшнее чумы.

По самый по клотик

Вершина волны.

 

Смерть ходит незримо…

Какой там дебил

Бочонок любимый

Так плохо крепил?

 

Его унесёт

Торжествующий вал!

Спасайте бочонок!!

Бросайте штурвал!!!»

 

Как будто впервые

За тысячу лет

Кошмары ночные

Меняет рассвет.

 

Сорвало бом-кливер,

Сломало бизань.

Но кто нас счастливей

В такую-то рань?

 

Пьяны как ублюдки

Плевать, ну и пусть.

Со спиртом в желудке

Приятней тонуть.

 

Вокруг и повсюду

Всё та же вода.

Мы из ниоткуда

Идём в никуда.


Звёзды в небе слегка дрожали

Звёзды в небе слегка дрожали.

По волнам разлилась тоска.

А во мраке ночном  бежали

Серебристые облака

 

И мы тоже куда-то мчались,

По волнам в темноте неслись.

Вместе с палубой мы качались

Потихонечку вверх и в низ.

 

Но коварство родной природы

Вскоре наш осложняет путь.

Волны вздыбились как уроды,

Ветер воет, ну просто жуть.

 

Зацепилась за мачту туча,

И не видно ни зги, ни звёзд.

Ужас в душу змеёй гремучей

Потихонечку полз и полз.

 

Закипела морская бездна,

Стонет палуба корабля.

Спорить с бездною бесполезно

Это всё-таки не земля.

 

Это кто же такой был умный?

Эх, намять бы ему бока!

Сказку кто и зачем придумал

Про бесстрашие моряка?

 

Ближе к телу своя рубаха,

Если близок девятый вал.

В море не был ты, значит, страха

Настоящего не узнал.

 

Так что пейте за тех, кто в море!

Поднимайте весёлый тост.

Когда в море ревёт как с горя

Сумасшедший ночной норд-ост.

 

Пожелайте увидеть берег

И семь футов нам под килём.

Чтобы нам не таранить мели

Нашим собственным кораблём.

 

Мы когда-нибудь встанем к стенке.

То есть к стенке береговой.

И покажется драгоценным

Наш любимый причал родной.

 

Мы расскажем о приключеньях,

Как умеют шторма трепать.

О коварных морских теченьях,

На которые нам плевать.

 

Только строго пускай не судят,

Если вдруг мы чуть-чуть приврём…

Если всё-таки живы будем,

Если всё-таки не помрём!

more


Военно-морской юбилей

Забуду когда-нибудь разве

О службе морской я своей?

Сегодня особый мой праздник

Военно-морской юбилей.

 

Товарищей выпить рюмашку

Я в гости к себе пригласил.

Военно-морскую тельняшку

Я тоже когда-то носил.

 

Ну как же забудешь вот этот

Торжественный строй кораблей,

И грозные их силуэты

В суровом просторе морей.

 

Ремень с якорёчком на пряжке

На память себе сохранил.

Военно-морскую тельняшку

Я тоже когда-то носил.

 

От Балтики и до Чукотки,

Готовые ринуться в бой

Суда и подводные лодки

Страны охраняют покой.

 

На службе бывало мне тяжко,

Но горд, что во флоте служил.

Военно-морскую тельняшку

Я тоже когда-то носил.


Автобиографическое 

Дожил до понедельника 

Дожил до понедельника,

Пошёл бутылки сдал.

С каким-то академиком

Случайно выпивал.

 

Он мне в археологии

Работу предложил,

И, видно, хренологию

В стаканчик подложил.

 

Очнулся я в пустыне.

Занёс же меня бес!

Закусываю дыней

Сливовый  чемергес.

 

Я в коллектив вливаюсь,

Я членом его стал.

А что ещё - не знаю

Я сам в себя вливал.

 

Ребята были клёвые,

А я у них бугор.

И все экипированы,

Ну, прямо на подпор:

 

Дырявые подмётки,

Дырявые штаны,

И очень много водки

У чокнутой братвы.

 

На каторгу проклятую

Мы шли как будто в бой

С тяжёлыми лопатами,

С тяжёлой головой.

 

Хотя с великим Шлимманом

Не раз не выпивал,

Но статую старинную

Случайно откопал.

 

Вся очень-очень голая,

Вся белая как снег.

И мраморно-тяжёлая,

И баба, как на грех!

 

За жизнь свою проклятую

Такую не встречал.

Не удержался - статую

Слегка поцеловал.

 

Тут статуя холодная

Вдруг стала оживать.

Морали благородные

Мне принялась читать:

 

«Ах, ты, подлец несчастный,

Меня ты целовал,

Как поросёнок грязный

Облезлый как шакал.

 

Не смеешь даже женщины

Касаться ты такой!..»

Влепила мне затрещину

Божественной рукой.

 

Вот с синяком под глазом

Вернулся я домой.

И как всегда под газом,

Под мухой, под балдой.

 

Дожил до понедельника,

Пошёл бутылки сдал.

Не встретил академика,

Хотя его искал.

 

Но снится и поныне

Огромный дикий пляж.

Великая пустыня,

Божественный мираж…

ponedelnik


Экзамен

Гремит начало всех начал,

И звук в полёте замер.

Ударил свет мне по очам,

И начался экзамен.

 

«Ты слышишь смех, ты слышишь стон,

Чему ты больше веришь?

А что поставишь ты на кон

Победы, иль потери?

 

А кто у времени реки

Так замутил истоки?

Друзья с тобою иль враги  -

Кто более жестоки?

 

А почему всегда у змей

Раздвоенное жало?

А сколько может быть смертей

На лезвии кинжала?

 

А почему никто в войне

Не гибнет от простуды?

А почему всегда в цене

Убийцы и иуды?

 

Ты, почему не хочешь стать

Счастливым и богатым?

За сколько ты готов продать

Товарища и брата?»

 

Гремит начало всех начал,

И звук в полёте замер.

Я знаю, чтоб ни отвечал  -

Не выдержу экзамен.

 

Никто мне здесь не преподнёс

Счастливого билета.

Я сам вопросом на вопрос

Ответил на всё это.

 

«А почему в полночной мгле

Бывают звёзды стёрты?

Как можно в карточной игре

Туза побить шестёркой?

 

А почему у палача

Лицо закрыто маской?

А взгляд молоденьких волчат

Всегда наполнен лаской?

 

А сколько стоит совесть у

«Последнего героя»?

За сколько продают страну,

Свой дом на этом строя?

 

Пускай неправильно я жил,

Но не мутил истоки.

Я только сам с собою был

Коварным и жестоким.

 

Не буду ставить я на кон

Победы и потери».

Я тихо встал и вышел вон,

Не хлопнул даже дверью.

 

Гремит начало всех начал

И звук в полёте замер.

Не бил свет больше по очам,

Закончился экзамен.

examen


Химера

Я пьяный был не в меру,

Иль видел дивный сон?

Я повстречал Химеру,

И я в нее влюблен.

 

Как голос её звонок,

И как прекрасен был

Узор у перепонок

Прозрачных нежных крыл.

 

Утратил в чувствах меру,

Сам весь горю внутри.

Люби меня, Химера,

А хочешь, так сожри!

 

А вместе с телом душу…

Она смеётся: «Нет.

Внимательно послушай

Что я скажу в ответ.

 

Игрива и беспечна

Совсем не знаю зла,

Я беззаботна вечно

И вечно весела.

 

Мне нечего бояться,

Но много-много дней

Стараюсь я держаться

Подальше от людей.

 

Они всегда рассудят

Про всё на свой манер.

Все правильные люди

Не любят нас, химер».

 

«Постой, причём здесь люди?

Химера, погоди…», -

Тут я прижался грудью

К химериной груди,

 

«Представь, что мы с тобою

Счастливые вдвоём

Воздушный замок строим,

И в замке том живём.

 

В прекрасном том строенье

Со мною вместе будь!»

Растаяло виденье,

И обожгло мне грудь…

 

Я пьяный был не в меру,

Иль видел дивный сон?

Искать свою химеру

Навечно обречён.

himera


Размышления

Утро сейчас или вечер…

Утро сейчас или вечер,

Дождь за окном или снег?

Это разлука иль встреча,

Это какой нынче век?

 

Пьётся вино без причины.

Жарко пылает камин.

А над камином  -  картина,

Неба нездешнего синь.

 

Сад в позолоченной раме,

И с виноградом лоза,

А у загадочной дамы

Очень красивы глаза.

 

Стол. На столе два бокала.

Лёг между ними кинжал.

Чья их рука наполняла,

Чей там второй был бокал?

 

Это разлука иль встреча,

Это какая страна?

Утро там было иль вечер

В давние те времена?

 

Может быть, был живописец

Тоже не трезвым слегка?

Что-то  искусною кистью

Зашифровал на века.

 

Нет у картины названья.

Вёже за что же мы пьём?

Или за грусть расставанья,

Или за радость вдвоём?

 

Странный свет льётся с картины,

Весело светит камин.

Пьётся вино без причины,

Значит не нужно причин.

 

Это разлука иль встреча,

Это какой нынче век?

Утро сейчас, или вечер,

Дождь за окном, или снег?

rasmyshleniya


Женская логика 

Капли росы на ресницах у розы.

Капельки крови на острых шипах.

Таяли где-то мечты и прогнозы,

Где-то в далёких-далёких мирах.

 

Тает в шампанском губная помада.

Выбор был сделан опять наугад.

Словно случайно мы встретились взглядом,

Снова усталость сменяет азарт.

 

Пламя свечей в зеркалах отразится,

Но почему затянулась игра?

Счастье летит перелётною птицей.

Маленькой искрой большого костра.

 

Карты открыты и брошены на стол.

Снова бокалов разносится звон.

А на ходу прыгать очень опасно,

Очень опасно в последний вагон.

 

Милый мой мальчик не будь привередлив.

Ты козырной, но всего лишь валет.

В кассе остался твой самый последний,

Может быть самый счастливый билет.

 

Правды не скажут игральные карты

Тем, кто мечту выбирал наугад.

Но почему, опьянённый азартом,

Розу мою снова ищет твой взгляд?

 

Волосы вьются, покрашены рыже.

Переступив роковую черту,

Руку по платью спускаешь всё ниже,

Следом за ней опуская мечту.

 

Милый мой мальчик, оставь свои грёзы.

Розу мою не поставишь на кон.

Таяли где-то мечты и прогнозы,

Где-то промчался последний вагон…


Небо украшено радугой

Небо украшено радугой.

Судно спешит по волнам

В путь за престижной наградою,

Но вдруг окажется там…

 

Там, где одно невезение.

Где ни подруг, ни друзей.

Там потерпели крушение

Много других кораблей.

 

На «Острове Погибших Кораблей»

Конечно, вам не станет веселей.

А если  вам не станет веселей,

Покиньте это место побыстрей.

 

Девочку солнечным зайчиком

Море на миг ослепит.

Трогают камушки пальчики.

Чайка над морем кружит.

 

Но не сложилась мозаика.

Чайка летит стороной.

Прыгает, прыгает заинька,

И убегает к другой.

 

На «Острове Погибших Кораблей»

Конечно, ей не станет веселей.

А если  ей не станет веселей,

Пускай его покинет побыстрей.

 

Снова полоскою узкою

Гаснет над морем закат.

Где-то весёлая музыка,

Где-то бокалы звенят.

 

Ветер волну океанскую

Медленным танцам учил.

Пить в одиночку шампанское

Нет ни желанья ни сил.

 

На «Острове Погибших Кораблей»

Конечно, мне не станет веселей.

А если  мне не станет веселей,

Покину это место побыстрей.


Выводы

Рим

Солдаты строем и вечный бой.

Там кровь рекою вино рекой.

Он был когда-то непобедим

Великий воин, великий Рим.

 

Хлеба и зрелища требует вечно толпа.

Даже тогда, когда будет по горло сыта.

Бой гладиаторов - праздник любимый толпой.

Кровь опьяняет сильней чем наркотик любой.

 

Толпа хотела жратвы и зрелищ.

Да, все хотели жратвы и зрелищ.

Ты гладиатор, так будь жесток.

Ты в сердце брата направь клинок.

 

Но изменяется вдруг направленье клинка.

Яростный бунт гладиаторов, бунт Спартака.

Всех пожирает проснувшийся грозный вулкан.

Тех, кто от вида кровавой арены был пьян.

 

Тех, кто хотели жратвы и зрелищ.

Всех, кто хотели жратвы и зрелищ.

Но был, пока что, непобедим

Великий воин, великий Рим.

 

Гордые мы, это мы о себе говорим:

Непобедимые мы, это мы третий Рим.

Но может быть недалёк роковой и наш час.

Точно такой же инстинкт пробуждался у нас.

 

Да мы Рим третий, но Боже мой…

А где Рим Первый, где Рим Второй?

Не сможет разум сдержать инстинкт,

Всё рухнет разом в единый миг.

rim


Счастье

Счастье такое досталось всем нам.

Все мы родились не где-нибудь  -  там,

Там где когда-то дорос до небес

Ныне сведённый берёзовый лес.

Где замерзали в степи ямщики.

Где отпечаток кровавой руки.

Где раздавался тревожный набат.

Там где на брата войною шёл брат.

 

Множество было крутых перемен.

Множество старых и новых проблем.

Мимо бегут торопливо года.

Что стало лучше, а что как всегда? 

 

Снова какой-то упрямый балбес

Губит как прежде берёзовый лес.

Не раздаётся тревожный набат.

В чистую спился товарищ и брат.

Не замерзают в степи ямщики.

Нет, слава Богу, кровавой руки!!!

schaste


Позволю себе напомнить ещё раз: стихотворения в этом сборнике созданы на рубеже тысячелетий.